Белов андрей знакомства author message

Болотные Кипарисы на озере Сукко. Photographer Aleksandr Horoshilov

белов андрей знакомства author message

This message is posted here using XRumer + XEvil .. Онлайн клуб знакомств с целью интимных встреч. лучшие встречи с .. знакомств регистрация с телефона, андрей андреев знакомства, андрей знакомства, One author who has written exten- sively on the topic says "proponents of. Плутенко Андрей Долиевич, д-р техн. наук, профессор – председатель; .. In the presented article the author reveals the concept and . знакомства своих студентов с историей развития журналистики в своих регионах. .. Белова, Е.А. Постинтернатное сопровождение воспитанников как. разнообразных личных знакомств, дружеских .. и несломленного Андрея Соколова. Шолохов The author quotes from various reviews of Sholokhov's novel "And Quiet Flows the Don" s. 9. Belov V.B. (), Germany. " Message from the President of the Russian Federation Vladimir Putin" ["Privet-.

Воспринимать жизнь во всем ее многообразии, во всей ее сложности, во всей ее необъятной красоте Я хотел бы приучить ребят к сложностям жизни на примерах искусства, отучив их от категоричности суждений.

Во всем, с чем вы будете сталкиваться в жизни, прежде всего попытайтесь разобраться. Избегайте поспешных, односложных, однозначных, лобовых, банальных решений. И только вооружившись весомыми аргументами, берите на себя смелость что-либо отвергать.

А еще я учил их все явления в жизни связывать друг с другом, а искусство связывать с жизнью.

белов андрей знакомства author message

Ибо именно умение связывать искусство с жизнью для меня и есть подлинное понимание искусства. Вот ради чего я пришел в школу Мы имели бы дело с неважным педагогом, если бы его предмет, новый он или старый, был бы для него самоцелью. Музыка нужна не потому, что она — музыка и что стыдно не знать ее, и не для одного лишь увеличения душевного богатства богатства этого прибавили бы и латинский, и логика, и, скажем, археология, но не вводить же их в школах!

Музыка необходима потому, что она воспитывает культуру чувства. А воспитание чувств в школе поставлено плохо. Уже давно, например, слышат нарекания литераторы. Преподавание литературы в том виде, в каком оно существует, обращается больше к уму и к памяти, нежели к сердцу. В конце прошлого века иные педагоги считали, что непосредственно чувства воспитывают только религия и музыка.

О религии теперь речи. Так, может, внимательнее присмотреться к музыке, ее попытаться использовать? Я мог бы написать здесь несколько абзацев о том, сколь важно воспитание чувств в наш век.

Но, полагаю, каждый читатель придумает их сам, эти абзацы. Второй год начался так: День за днем, шаг за шагом Одиннадцать минут, двадцать пять, тридцать три Каждая минута тишины — минута самоуглубления, минута серьезности, минута напряжения чувств.

Сколько труда вложено в каждую лишнюю минуту! В конце второго года по традиции — концерт по заявкам. Но оказалось, что это еще не весь итог. Учительница литературы, человек более опытный, дала ребятам темы для сочинений: И почти все ребята писали о музыке. Серьезная музыка потеснила в душе летних даже кино! Сочинения поразили Константина Петровича. Он не ожидал такой награды. Я думаю так потому, что мир музыки стал моим Это уже пошла в ход программа-максимум.

Музыка стала необходимостью, без музыки труднее жить. На каждый урок Константин Петрович шел, как исполнитель на концерт. Новый предмет требовал новой методики. На музыкальных уроках учитель не может преподавать тем же способом, что и на уроках литературы.

А как он должен преподавать? Главное — не превратиться в толкователя музыки. Музыка льется из души в душу. Композитор — исполнитель — слушатель. Ну конечно, несколько слов относительно истории создания произведения не помешают.

Но — такт, мера, деликатность, осторожность! Объяснять ребятам, что именно должны они почувствовать, пока слушают музыку? Получат свои пятерки и тройки. Но не узнают, как может музыка волновать Константин Петрович верит музыке и ребятам, их способности воспринимать прекрасное.

Больше музыки, меньше разговоров о ней! Постепенно сложилось примерно такое соотношение по моим прикидкам: Константин4 Петрович никогда не позволял себе привести класс к единой точке зрения, подвести его к одному-единственному ответу. Музыка не шарада, у нее нет ответа. Ее содержание далеко не всегда может быть выражено однозначно.

Важно слушать и думать. Лишь бы она не оставляла тебя равнодушным. Лишь бы тебе захотелось услышать ее во второй раз и в третий. Схематически методику Константина Петровича можно было бы описать примерно. Один учитель приходит и говорит: Нет, не пять, подумайте. Давайте поговорим на эту тему! Увлекательно — и всё. Ребята говорят, а Константин Петрович сидит и записывает их мысли. Две девочки попросили разрешения говорить не при всех, а после урока: Константин Петрович выслушал их и записал.

И все почему-то были довольны. Казалось бы, что хорошего может выйти из такого метода преподавания? А выходит вот. В конце второго года Константин Петрович задал ребятам простой вопрос: Но каждый учитель легко может проверить Константина Петровича. Пусть попросит своих восьмиклассников назвать любимых композиторов. Я провел такой опрос дважды. В одном случае после исключения из списков композиторов-песенников остались три имени, в другом —. Весь третий год Константин Петрович посвятил русской и советской музыке.

  • Болотные Кипарисы на озере Сукко
  • Натюрморт со скрипкой и цветами

Хотелось бы привести здесь список произведений, которые послушали, обдумали и прочувствовали за год его ученики. К сожалению, это невозможно: Для наглядности спрошу только: А между тем имена эти я выбрал из ответов учеников Константина Петровича на вопрос: А ведь и преподавание литературы утвердилось в школе не.

Появилась литература — появились и соответствующие уроки. Если бы в прошлом веке музыка так же окружала человека, как в нынешнем радио, кино, телевидение, долгоиграющие пластинки, сегодня не пришлось бы делать открытия, его наверняка сделали бы сто лет назад, и музыкальные уроки нынче были бы естественны и обязательны. Но теперь время пришло. Пора учить наших детей не только читать, считать и писать, но и слушать.

Сколько лет он преподает, солидный уже человек и похож скорее на начальника цеха большого завода, чем на учителя, а в глазах — детское изумление. Он дал третьеклассникам задачу: Весь класс тянул руки, души из тела рвались: Мир заболел, в мире эпидемия, у мира новый кумир: Списки книг о развитии творческих способностей растут как никогда быстро на всех языках.

Алхимики не так охотились за философским камнем, как современная наука — за методом развития творческих способностей. Ибо где творчество, там и талант, а талант сегодня дороже. Всё подсчитали и всё проанализировали. Дети сведены в цифры, цифры — в таблицы Всё хорошо, всё это. Не хватает только простого ответа на простой вопрос: Всё научились делать в современном мире: Искусственный же талант не получается. Прислушаемся к учителю Волкову! Похоже, что он подбирается к пониманию того, какими должны быть естественные условия, в которых развивается творческое мышление ребенка.

Его идеи могут и разочаровать, настолько они бесхитростны. Зато они доступны, прочны, безотказны, как всякие идеи, рожденные в классе учителем, у которого мало времени и много учеников. И который хочет научить каждого. Все началось, как и полагается, с самого простого. Волков вынужден был признаться, что, как бы он ни старался вести кружки рисования, лепки, моделирования, к концу года всегда остается лишь несколько человек, а остальные перестают ходить, теряют интерес.

И так, обнаружил он, во многих других известных ему школах, хотя на бумаге, возможно, там кружки работают исправно. Волков закрыл все свои кружки и устроил нечто безобразное с точки зрения принятых правил. Он устроил комнату, в которой можно было заниматься всем, чем угодно, и в которую можно месяц ходить, месяц не ходить, потом вновь прийти как ни в чем не бывало.

Полный разброд и развал! Но в разброде — план, а в развале — смысл. Месяц делаем рыцарей всякого рода, используем всевозможные рыцарские сюжеты. А уж как и из чего и каким образом — решайте. Подсобная комната Волкова заставлена рыцарями из пластилина и папье-маше, пешими и конными, в доспехах и с копьями.

Оказалось, для того чтобы сделать рыцаря, пятиклассник научится чему угодно и, главное, что угодно придумает. На следующий месяц крестовый этот поход закончился, началась новая эра — теперь делали макеты реактивных самолетов, какие и конструкторским бюро не снятся.

Еще месяц — русская деревянная архитектура. Строй из дощечек и палочек что хочешь, от сарая до Кижей, благо Волков предлагает точные чертежи многих русских памятников. И тут Волков увидел, что дети его стали мгновенно ориентироваться в неизвестном, приспосабливаться к. Но ведь приспособляемость к неизвестному — это и есть творчество!

Возможны два подхода к любому неизвестному явлению: Ему важно одно — чтобы появилась потребность узнать и научиться. Все это заботы — об этой потребности.

И вот глаза загораются, включается таинственный механизм творчества Пусть его исследуют другие, а Волков зато умеет включать его! Отчего же, подумал Волков, только рисовать, лепить, чеканить, точить? От нее страдают, от нее погибают, ею города строятся.

Я листал эти книжки они хранятся в школе, а не у ребят — удивительное дело! Работа о расселении муравьев Педагогическое исследование о том, как вести урок рисования Все работы Волков, естественно, проверять не может — их принимают преподаватели-специалисты.

Волков только следит, чтобы ребячьи работы проверяли и принимали безотказно, на месте. Магию этой серенькой книжечки, не слишком старательно отпечатанной в местной типографии, объяснить нетрудно.

Не знаю, каково расстояние от великого до смешного, но от простого до великого — шаг, это уж. Ведь многие ребята и сами по себе, без всяких книжек что-то мастерят или придумывают.

Я знаю мальчишку, который уже во втором классе устроил дома настоящую химическую лабораторию. В шестом классе он занимался по вузовским учебникам, но в школе числился двоечником, да еще каким — безнадежным! С ними сущее горе.

Золотые руки, поразительное терпение и трудоспособность, они не просто знают все, что относится к радио,—щеголяют знаниями, но именно у них часто полным-полно двоек по всем предметам, не исключая и физики, в которой, увы, кроме радио есть и другие разделы. И все эти химические, технические, биологические и другие доблести школе вроде бы и не нужны — разве что классная руководительница иной раз вздохнет: Творчество потому и творчество, что оно прорывается в самых неожиданных областях.

У Волкова один мальчишка пристрастился вырезать миниатюрные штучки из свинца, и тут он был гений. А в остальном — отстающий. И даже в ювелирное училище, где он был бы мастером и чемпионом, его не приняли И не на словах, а вот в документе, который к тому же выдается не всем подряд, а лишь тем, кто принес пятую свою работу. Поди не прими человека, если он представляет книжку, из которой видно, что владелец ее лично дал 70 уроков и написал теоретическую работу по дидактике.

Так нашелся механизм сцепления сугубо обязательных школьных дел с сугубо нешкольными, творческими. Когда идешь с Волковым по школе, он то и дело дает короткие характеристики встречным ребятам привычка, которую подметил Горький у Макаренко. И тут же добавляет: До всей этой работы мальчишка был бы для школы только величайшим лодырем, а его абсолютного теоретического ума никто не заметил бы и, главное, не оценил.

А ум, даже теоретический, нуждается, знаете ли, в оценке! Он может и заглохнуть, если его не хвалить. Целый день приходится ему показывать и втолковывать, то и дело смотрит он испытующе в глаза очередного мальчишки: Раз тридцать за день услышишь от него: Понимаете, какие возможности открывает он школе? Да ведь если всюду развернуть работу по воспитанию творчества, развернуть широко и с энтузиазмом, то неминуемо начнется в школе цепная реакция, ребята будут заражать друг друга желанием что-то узнать, сделать, придумать.

И как обогатится, облагородится школьная атмосфера!

ЭТО КАЗАХСТАН

Как поубавится духа школярства, какая переоценка человеческих ценностей произойдет! Листая ее, будет о чем поговорить с абитуриентом.

Да если книжки эти станут всерьез принимать во внимание при поступлениях, то и авторитет их будет расти. И так мы сможем и в студенты лучше отбирать, и, главное, сильно поощрять творчество ребят — не изредка, не случайными выставками и сторонними похвалами, а изо дня в день, ежеминутно!

белов андрей знакомства author message

Или это преждевременные мечтания? Но все это, я думаю, каждый поймет и. Волков же ко всем своим новшествам временно поостыл. Загадку про творческие способности он для себя решил, теперь его интересует другое. И вымолвить страшно, на что он замахивается, а уж написать! Волков решил теперь попробовать выращивать.

Отыскать философский камень педагогики.

белов андрей знакомства author message

Абсолютный слух, - абсолютная математическая одаренность Все — нули, и без палочки! Все это не таланты. Толку от таких гениев не. Что же такое талант по Волкову? Но не из книг нашел ответ Игорь Павлович, а в жизни, с ребятами занимаясь, увидел: И вот во 2-й реутовской школе стали давать уроки На этих уроках —- или в этом кружке, не знаю, как и сказать,— правило такое: Что из этого получится? Я рассказываю ему об одном факте, который когда-то поразил мое воображение.

В Афинах около ста тысяч коренного населения между и годами до нашей эры жили четырнадцать величайших людей: На сто тысяч человек за сто лет Но не может же быть, чтобы это было случайной игрой наследственных признаков.

Значит, на каждые сто тысяч народу за сто лет природа рождает Потом говорит едва слышно, для себя: Кто его знает, Волкова? По древнегреческим нормам вроде бы и полагается на 2-ю реутовскую школу один талант. И уж если он есть, то Волков его не проморгает.

Раньше я писал только критические материалы — и как же мне легко жилось! Например, рассказываешь о директоре школы, который раздал аттестатов зрелости людям, никогда в его школе и ни в какой школе не учившимся.

белов андрей знакомства author message

Статью публикуют, и у тебя один враг — тот, кого ты критиковал; но тысячи новых друзей: Но вот ты написал о хорошем учителе Теперь у тебя один друг: Кажется, что это очень мало. А на деле - много, потому что большинству людей приходится врать буквально на каждом шагу. Например, ты утверждаешь, что не хочешь чаю. Это вранье из вежливости. Ты вежливая и поэтому врешь. Бывает вранье от гордости, страха и так далее. Я составил таблицу - видишь, висит на стене.

Я тебе ее потом объясню. Он вышел и через несколько минут принес мне стакан чаю и два сухаря. Он трое суток возле тебя просидел. Но все, что я увидела и услышала в "депо", было так ново для меня, что эти шесть недель еще и теперь кажутся мне чем-то очень долгим, интересным и стоящим как бы отдельно от того, что случилось. Конечно, мне запомнилось только самое главное, то, что поразило меня, когда врач позволил мне вставать.

Я обошла всю квартиру и в каждой комнате нашла самое главное, а уже за ним, в отдалении, нарисовалось - и рисуется до сих пор - все остальное. Таким самым главным в комнате Андрея, где я лежала, отгороженной двумя комодами и полинялым ковром от столовой, была "таблица вранья", на которой он каждый вечер отмечал, сколько раз ему пришлось соврать и по какой причине.

Посреди таблицы шла зигзагами синяя линия - "кривая", как объяснил мне Андрей. При помощи "кривой" он определял силу и зависимость вранья от различных обстоятельств жизни.

Таблица висела над изрезанным столом, который был завален тетрадками - не Андрея, а Мити и вообще старшего поколения, учившегося в той же Лопахинской гимназии. Эти тетрадки тоже поразили. Все, что угодно, можно было найти в них: Не только Андрей, но весь его 4-й класс "Б" списывал с этих тетрадок. Это называлось "заглянуть к Шнейдерману". Шнейдерман был старший брат одного из Митиных товарищей и учился давно, лет десять. У него все было правильно решено, а по домашним сочинениям всегда стояло не меньше "четырех с плюсом".

В столовой самым главным для меня был портрет белокурого молодого человека с бородой и усами, в таком высоком стоячем воротнике, что сразу становилось ясно, почему у молодого человека такой растерянный, полузадушенный вид. Андрей сказал, что это "шарж на отца", то есть что художник нарочно нарисовал отца в смешном виде, чтобы друзья и знакомые подсмеивались над. Отец Андрея и Мити был известный адвокат, которого в Киеве черносотенцы убили камнем, когда он ехал из суда в открытой пролетке.

После этого Агния Петровна с детьми уехала из Киева и поступила к фабриканту Юлию Генриху Циммерману, который открыл в Лопахине одно из своих "депо". Дом, в котором помещалось "депо", принадлежал Циммерману, и за свою квартиру Агния Петровна тоже платила.

В Митиной комнате самым главным была лежавшая на столе запаянная стеклянная трубка, о которой Андрей сказал, что это яд кураре и что одной капли этого яда достаточно, чтобы отравить сто семьдесят шесть человек.

А сто семьдесят седьмой уже не умрет, но на всю жизнь останется инвалидом. Тут же он добавил, что, вероятно, это вранье и что в данном случае Митя врет "из желания порисоваться". Я не знала, что такое "желание порисоваться" и решила, что Митя просто хочет, чтобы его нарисовали.

Таким образом, от меня надолго ускользнула таинственная связь между ядом кураре и этим невинным желанием. Андрей дал мне книгу "Любезность за любезность", я читала ее каждый день и каждый день узнавала такие вещи, которые прежде не могли мне даже присниться. Суп, оказывается, нужно было есть совершенно бесшумно, причем ложку совать в рот не сбоку, а острым концом.

Подливку не только нельзя было вылизывать языком, как я это делала постоянно, но даже неприличным считалось подбирать ее с тарелки при помощи хлеба. Пока девушка не замужем, она, по возможности, не должна выходить со двора одна или с двоюродным братом. С родителями - вот это было интересно! Дуть на суп нечего было и думать, но зато разрешалось тихо двигать ложкой туда и назад для его охлаждения. Но больше всего меня поразило, что при всех обстоятельствах жизни девушка должна быть "добра без слабости, справедлива без суровости, услужлива без унижения, остроумна без едкости, изящно-скромна и гордо-спокойна".

Я представляла себе жизнь по книге "Любезность за любезность": Я читаю и остаюсь изящно-скромной и гордо-спокойной. Да, это была интересная книга, хотя она надолго отравила мне жизнь: Но, конечно, не только эта книга заставила меня на время совершенно забыть свою прежнюю жизнь.

Прежняя жизнь - это был трактир Алмазова, в котором однажды я полдня простояла на коленях за пятнышко на столовом ноже. Это были поздние возвращения домой, сперва очень страшные и тоскливые, а потом привычные и все-таки страшные, особенно когда я поднималась на Ольгинский мост и картина бедного посада, раскинувшегося между рекой и полем, издалека открывалась передо. По крутой обледеневшей лестнице я спускалась на набережную, и голые, черные тополя встречали меня глухим звоном ветвей.

Прежняя жизнь - это была наша комната в доме "личнопочетного гражданина Валуева" как было написано на доске у воротв деревянном двухэтажном доме с такими тонкими перегородками, что мы с мамой привыкли шептаться, хотя нам нечего было скрывать от соседей.

Как я ни была мала, но уже тяготилась знанием всего, что каждый час происходило в доме. Прежняя жизнь - это была, например, Лелька Алмазова, которая, возвращаясь после уроков, нарочно проходила мимо меня со своей круглой заячьей муфточкой на шнурах, муфточкой, которая так нравилась мне, что один раз мне даже приснилось, что я ее съела. Лелька была дочерью хозяина и училась в прогимназии Кржевской.

Да мало ли чем еще была эта прежняя жизнь! Так или иначе, она волшебно оборвалась в то мгновение, когда, сказав: Но он даже не подходил ко мне, а когда я, едва увидев его, бросалась к нему с готовым вопросом, делал равнодушное лицо и поспешно проходил мимо. Все-таки я спросила, какую литературу он рекомендует для моей работы.

Он лукаво усмехнулся и сказал: Расстроенная, я отправилась в лабораторию, и Петя Рубакин, смеясь, объяснил мне, что у "Николая Васильевича такая метода". Так или иначе, выход был только один: И я работала, стараясь отогнать от себя печальные сомнения, мучившие меня, как повторяющийся, утомительный сон.

белов андрей знакомства author message

Минуло полгода с тех пор, как я принялась за "анатоксин против дифтерии". Была уже весна, и старушка библиотекарша с удивлением спросила, каким образом в разгар экзаменационной сессии мне пришло в голову читать "Дон-Кихота". Было слишком сложно объяснять, что эта книга, по мнению профессора Заозерского, является прекрасным пособием для изучения дифтерии, и я ответила, что трудный предмет время от времени полезно перебивать легким чтением.

Николай Васильевич был в своем кабинете. Постучавшись, я зашла и молча положила на стол "Дон-Кихота". Он открыл первую страницу и засмеялся. Когда я думала о нем, он представлялся мне усталым, похудевшим, таким, каким я видела его в Ленинграде. А он приехал загорелый, веселый, и не задумчивостью веяло от него, как бывало, а твердостью, отчетливостью, прямотой. Все как бы определилось в нем, и даже растрепанный белокурый ежик волос над большим лбом стал прямой и высокий.

И смеяться он стал по-другому, так, что становились видны все белые, ровные зубы. Так и казалось, что для него нет ничего, что нельзя было бы объяснить последовательно и ясно.

Но за этой отчетливостью сложившегося человека вдруг становился виден мальчик, некогда составлявший "таблицу вранья" и беспощадно разоблачавший запутанные отношения взрослых. Князь решил дать коню отдых и напоить. И спустился к берегу реки, где старый рыбак ловил рыбу. Старику было восемьдесят лет.

Князь разговорился с ним и проговорил четыре часа. Потому что после каждого ответа рыбака хотелось спросить еще что-нибудь. Князь сделал его первым министром. Тот управлял страной сорок лет, а потом умер. Один юноша, который жил в другой стране и в другое время, был талантливым полководцем. Он стал полководцем, когда ему было семнадцать лет. Но он был слаб здоровьем и в девятнадцать лет умер.

Мы не знаем, кто стар и кто молод. Старый рыбак был еще юношей во время той встречи на берегу, еще сорок лет ему предстояло управлять страной. Юноша уже был глубоким стариком, когда он стал полководцем: Мы не знаем, кто стар и кто молод, пока человек жив.

Мы можем наметить дату смерти очень нескоро и умереть молодым. А можем наметить ее пораньше и всю жизнь жить стариками. Тот, кто выбрал дату смерти и знает путь, меняют свою предстоящую жизнь. Рядом стареют и уходят в прошлое друзья. Потом стареют и новые, более молодые друзья. Люди стареют и проходят и мимо.

Но жизнь не может состоять только из радостей и удач. Лишь у сумасшедшего их. И в каждой неудаче, в каждом несчастье есть что-то хорошее и полезное, как говорил один из братьев. Вход на все мероприятия фестиваля в Москве и "Клязьме" свободный. Фестиваль, как и в г. Основной фестивальной площадкой станет сцена МХАТа. Учредителями фестиваля являются МХАТ. Ниже помещаем сообщение нашего польского коллеги Андрея Москвина: Россия была представлена двумя московскими постановками: После объявления результатов И.

Ниже - официальный релиз премьеры: В основе спектакля - подлинная криминальная история, рассказанная драматургу начальником одного из московских отделений милиции.

Натюрморт со скрипкой и цветами. Photographer Andrey Morozov

Герои спектакля убирают московский рынок и живут в картонных коробках за его оградой. Сегодня это бесправные рабы, но завтра этот город будет принадлежать. Для работы в спектакле театр искал артистов, еще не прижившихся в Москве - так же, как их герои. Актеры стали соавторами пьесы: Руководитель постановки - Михаил Угаров. Начало спектакля в Продолжительность спектакля - 1 час 20 мин. Россия как гостевая страна Гейдельбергского драматургического фестиваля - преемница Италии и Франции На сцене Центра-музея В.